ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-23486/2018

г. Москва                                                                                     

 Дело № А40-28478/18

25 июня 2018 года

 

Судья Девятого арбитражного апелляционного суда Л.Г. Яковлева,

рассмотрев в порядке упрощенного производства апелляционную жалобу ООО «Медицина Альфастрахование»

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 09.04.2018 по делу № А40-28478/18, принятое судьей Вагановой Е.А. в порядке упрощенного производства,

по иску ООО «Медицина Альфастрахование»

к Управлению Роспотребнадзора по Тюменской области

о признании незаконным

 

без вызова сторон,

 

                                                                                                               УСТАНОВИЛ:

 

ООО «Медицина Альфастрахование» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тюменской области о признании незаконным и отмене постановления от 17.01.2018 № 70 о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ. 

Решением суда от 09.04.2018 ООО «Медицина Альфастрахование» отказано в удовлетворении требований.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, ООО «Медицина Альфастрахование» обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции, требования удовлетворить в полном объеме.

Ответчиком в материалы дела представлен отзыв, в котором он просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в порядке упрощенного производства, с учетом требований ст. 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации без вызова сторон.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст. ст. 266 и 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд с учетом исследованных доказательств по делу, доводов апелляционной жалобы, полагает необходимым оставить обжалуемый судебный акт без изменения, основываясь на следующем.

В соответствии с ч. 6 ст. 210 АПК РФ, при рассмотрении дел об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности, арбитражный суд, в судебном заседании, проверяет законность и обоснованность оспариваемого постановления, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое постановление, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также, иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Нарушений процедуры привлечения общества к административной ответственности, которые могут являться основанием для отмены оспариваемого постановления согласно разъяснениям п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 судом не установлено.

Протокол об административных правонарушениях составлен в соответствии с положениями ст. 28.2 КоАП РФ, также как и оспариваемое постановление вынесено в соответствии с требованиями ст. 29.10 КоАП РФ.

Отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что наличие состава административных правонарушений в действиях заявителя подтверждено материалами дела.

Как следует из материалов дела, на основании распоряжения и.о. руководителя А.В. Накатаева № 03-00737 от 06.10.2017 проведена плановая проверка в отношении ООО «МЕДАС», ИНН 7728240723, расположенного по адресу: 625002, г. Тюмень, ул. Осипенко, д. 71/1 (юридический адрес: 115162, г. Москва, ул. Хавская, д. 1, корпус 1), осуществляющего медицинскую деятельность на основании лицензии ЛО-72-01-001102 от 12.04.2013, в действиях общества, оказывающего платные медицинские услуги посредством заключения договоров возмездного характера, установлены признаки нарушения законодательства в сфере защиты прав потребителей, выраженные во включении в договор с потребителем на предоставление платных медицинских услуг условий ущемляющих права потребителя, что нарушает положения ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон № 2300-1).

Согласно п. 4 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 322 (далее — Положение № 322) Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями.

В соответствии с пунктом 5.9 Положение № 322, на названную службу возложены полномочия по осуществлению в установленном порядке проверки деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан по выполнению требованию законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и в области защиты прав потребителей, а также технических регламентов, государственный контроль (надзор) за соблюдением которых возложен на службу. В силу пункта 4 Положения № 322 названная служба осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями.

В соответствии с ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, установленные законодательством о защите прав потребителей, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Протокол об административном правонарушении № 357 от 29.12.2017 составлен ведущим специалистом-экспертом отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора по Тюменской области Бородкиной Анфисой Александровной.

Согласно ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 настоящего Кодекса, в пределах компетенции соответствующего органа.

В соответствии с частью 4 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ведущие специалисты-эксперты отделов управлений Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по субъектам Российской Федерации включены в перечень уполномоченных лиц на составление протоколов. (Приказ Роспотребнадзора от 09.02.2011 № 40 «Об утверждении перечня должностных лиц Роспотребнадзора и его территориальных органов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях» Согласно ст. 23.49 КоАП РФ федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей, рассматривает дела об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 9.16, статьей 10.8 (в части нарушения правил хранения и реализации продуктов животноводства), статьей 14.2, частью 1 статьи 14.3.1, статьей 14.4, частью 1 статьи 14.5, статьями 14.6 — 14.8, 14.15, частями 2.1 — 3 статьи 14.16, частями 2 — 4, 6 — 8 статьи 14.34, статьей 14.39, частями 1 и 2 статьи 14.43, статьями 14.44 -14.46, частями 1 — 4 статьи 14.46.2, статьей 14.53, статьей 19.14 (в части реализации, учета и хранения драгоценных металлов и драгоценных камней или изделий, их содержащих) настоящего Кодекса.

Рассматривать дела об административных правонарушениях от имени органа, указанного в части 1 настоящей статьи, вправе: руководители территориальных органов федерального органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей, их заместители.

Постановление по делу об административном правонарушении № 71 от 17.01.2018 вынесено заместителем руководителя Управления Роспотребнадзора по Тюменской области Накатаевым А.В.

Таким образом, протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ № 357 от 26.12.2017 и постановление по делу об административном правонарушении № 71 от 17.01.2018 составлен и вынесено уполномоченными должностными лицами территориального органа Роспотребнадзора.

По существу выявленных нарушений, административным органом установлено следующее.

В силу пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Статьей 1 Закона № 2300-1 (далее — Закон № 2300-1) установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами (далее — законы) и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Из представленных документов следует, что договор на оказание платных медицинских услуг заключен на основании его типовой формы.

В соответствии со ст. 428 ГК РФ договор на оказание медицинских услуг является типовым, публичным договором присоединения, в разработке условий которого потребитель не принимает участия, соответственно условие о полном и безоговорочном принятии условий настоящего договора, в том числе по оплате услуг не может являться согласованным.

Согласно положению статьи 16 Закона РФ № 2300-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Указанное позволяет сделать вывод, что при заключении договора потребитель был фактически лишен возможности влиять на содержание условий соответствующего договора, следовательно, определять права и обязанности сторон по нему.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 23.02.1999 № 4-П указал, что конституционное признание свободы договора является одной из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1). При этом конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод (статья 55, часть 1 Конституции Российской Федерации и может быть ограничена федеральным законом, однако лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации). Исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию в сфере банковской деятельности и реально гарантировать в соответствии со статьями 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Установлено, что 29.11.2017 в 12 час. 00 мин. в ходе анализа типовой формы договора об оказании платных медицинских услуг, со всеми приложениями, являющимися неотъемлемой частью договора и договора об оказании платных медицинских услуг от 23.10.2017  № 80051057 с приложениями, заключенного с конкретным потребителем (далее — договор) (истребованными в соответствии с п. 13 распоряжения от 06.10.2017 № 03-00737), выявлены следующие условия, ущемляющие установленные законом права потребителя:

Раздел 2 предмет договора п.п. 2.4 Договора, «Пациентом по настоящему Договору является (заполняется, если Пациент не является Заказчиком): … «место рождение, паспорт, свидетельство о рождении, выдан, дата выдачи, адрес места регистрации» — возлагает на потребителя обязанности по предоставлению информации, не предусмотренной п. 17 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006 (далее — Правила № 1006), а именно: договор должен содержать фамилию, имя и отчество (если имеется), адрес места жительства и телефон потребителя (законного представителя потребителя). При этом. Законом не предусмотрено, что пациент (потребитель) обязан сообщать медицинскому учреждению информацию о месте рождения, паспортные данные, адрес места регистрации.

Кроме того, п. 17 Правил № 1006 установлен исчерпывающий перечень сведений, которые потребитель должен сообщить медицинскому учреждению при заключении договора.

Таким образом, указанный пункт договора, ущемляет права потребителей, так как устанавливает обязательства, не предусмотренные нормативными правовыми актами.

Идентификация пациента в настоящее время осуществляется посредством полиса обязательного медицинского страхования.

Согласно п. 1 Положения Инструкции по заполнению бланков добровольного информированного согласия, утв. Приказом ФМБА РФ от 30.03.2007 № 88 «О добровольном информированном согласии на медицинское вмешательство», данные формы утверждены для использования в Федеральных государственных учреждениях здравоохранения и клиниках научно-исследовательских институтов, подведомственных Федеральному медико-биологическому агентству.

Согласно п. 2 Приказа Минздрава России от 15.12.2014 № 834н рекомендовать руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья Федерального медико-биологического агентства, федеральных государственных бюджетных и казенных учреждений, подведомственных Министерству здравоохранения Российской Федерации, обеспечить введение унифицированных форм медицинской документации, используемых в медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, и порядков по их заполнению.

ООО «Медицина АльфаСтрахования» к  перечисленным учреждениям не относится.

П.п. 3.1.10 договора  предусмотрено, что «При несоблюдении Пациентом правил и условий медицинского обслуживания Исполнителя, а также при совершении действий, наносящих ущерб Исполнителю, Исполнитель имеет право в одностороннем порядке отказать в оказании медицинских услуг указанным Пациентам и требовать возмещения сумм причиненного ущерба».

При буквальном прочтении указанного пункта договора следует, что исполнитель оставил за собой право на расторжение договора в одностороннем порядке, тем самым указанный пункт ущемляет права потребителей в части одностороннего расторжения договора по сравнению со ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Таким образом, указанное условие договора при его буквальном толковании говорит о возможности исполнителя в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора по основаниям, не установленным законодательством РФ.

Указанный пункт договора нарушает права потребителей, по сравнению с нормой ст. 450 ГК РФ, в соответствии с которой расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии со ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Кроме того, в соответствии со ст. 84 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — ФЗ № 323-ФЗ) граждане имеют право на получение платных медицинских услуг. Порядок и условия предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг пациентам регулируются Правилами №1006, где нет прямого указания на право расторжения исполнителем договора в одностороннем порядка.

Помимо этого, исходя из буквального прочтения указанного пункта договора следует, что исполнитель наделил себя правом одностороннего отказа от договора и правом требования с заказчика/пациента возмещения сумм причиненного ущерба в случае причинения заказчиком ущерба исполнителю, вместе с тем, обеспечение обязательств в виде возмещения сумм причиненного ущерба заказчиком не является равным одностороннему отказу от исполнения условий договора.

Также, возмещение вреда является деликтным обязательством и может быть возложено на причинителя вреда вне зависимости от наличия договорных отношений, следовательно, не является предметом договора на оказание платных медицинских услугах.

Таким образом, указанный пункт договора помимо норм ГК РФ, ущемляет права потребителя в части установления иного основания для одностороннего расторжения договора по сравнению с Правилами № 1006.

Согласно п. 3.2.2 договора на потребителя возложена обязанность «До начала оказания медицинских услуг предоставить Исполнителю информацию и уведомить Пациента о необходимости предоставления информации о перенесенных Пациентом заболеваниях, известных аллергических реакциях, противопоказаниях Пациента, по возможности предоставить результаты лабораторных и инструментальных исследований за истекший год, выписки из амбулаторных карт и карт стационарного больного (при наличии)»;

п.п. 3.2.10 договора «Заказчик обязуется обеспечить сообщение Пациентом исполнителю необходимой для медицинского вмешательства информации о состоянии здоровья Пациента и иных сведений, которые могут сказаться на качестве, объеме и сроках оказываемых медицинских услуг»;

п.п. 6.2.2. договора Заказчик несет ответственность «За достоверность предоставленной врачу информации о перенесенных Пациентом заболеваниях, известных ему аллергических реакциях, противопоказаниях в отношении Пациента»

Тем самым положения договора вводят не предусмотренные законом правила поведения и обязательства, в том числе по предоставлению потребителем информации о состоянии своего здоровья, перенесенных заболеваниях и наличию у пациента (заказчика) специальных познаний в области медицины, которыми потребитель (пациент, заказчик) может не обладать.

Основанием для заключения публичного договора оказания платных медицинских услуг в соответствии со ст. 426 ГК РФ является обращение гражданина и наличие возможности оказания услуг у хозяйствующего субъекта, при этом законодатель не устанавливает обязанности пациента (гражданина-потребителя) представлять какую — либо информацию о состоянии своего здоровья.

Согласно п.п. 2 п. 5 ст. 19 ФЗ № 323 пациент имеет право на профилактику, диагностику, лечение, медицинскую реабилитацию в медицинских организациях в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям.

В соответствии с п. 7 ст. 2 ФЗ № 323 диагностика — комплекс медицинских вмешательств, направленных на распознавание состояний или установление факта наличия либо отсутствия заболеваний, осуществляемых посредством сбора и анализа жалоб пациента, данных его анамнеза и осмотра, проведения лабораторных, инструментальных, патолого-анатомических и иных исследований в целях определения диагноза, выбора мероприятий по лечению пациента и (или) контроля за осуществлением этих мероприятий.

Таким образом, постановка диагноза является обязанностью медицинской организации и включает в себя сбор и анализ жалоб, осмотра, проведения исследований. При этом указаний на предоставление потребителем информации о наличии у последнего каких — либо заболеваний, противопоказаний или какой — либо иной информации законодателем не установлено.

Более того, в соответствии с ч. 4 ст. 12 Закона РФ № 2300-1 при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией о работе (услуге), необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках работы (услуги). Потребитель (пациент), не обладающий специальными познаниями в области медицины, может и не знать о состоянии своего здоровья, противопоказаниях, о перенесенных и имеющихся заболеваниях (например, о правильном названии диагноза или операции) и т.п.

Кроме того, ст. 401 ГК РФ предусмотрено, что лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Таким образом, указанные пункты договора вводят не предусмотренные законом обязательства по предоставлению потребителем информации о состоянии своего здоровья, тем самым исполнитель перекладывает на потребителя ответственность за результат своей работы (например, в случае исполнения обязательства ненадлежащим образом).

п. 3.2.3 договора, которым Исполнитель возложил на потребителя обязанность «Выполнять все требования и обеспечить выполнение всех требований, … в том числе обеспечить соблюдение указаний Исполнителя, предписанных на период после оказания медицинской услуги; обеспечить соблюдение гарантийных условий»;

п. 3.2.6 договора, которым предусмотрено, что «Заказчик обязуется обеспечить осуществление Пациентом при отсутствии медицинских противопоказаний, обязательные профилактические мероприятии, невыполнение которых создает угрозу здоровью Пациента и здоровью окружающих»;

п. 3.2.7 договора, «Заказчик обязуется обеспечить осуществление Пациентом мер предосторожности при контактах с другими лицами, включая медицинских работников, в случае если он знает о наличии у него заболевания, представляющего опасность для окружающих»;

п. 3.2.8 договора «Заказчик обязуется обеспечить сообщение Пациентом Исполнителю сведений о наличии у Пациента заболеваний, представляющих опасность для окружающих, при использовании крови, биологических жидкостей, органов и тканей Пациентов как донора»

Статьей 27 ФЗ № 323 установлен исчерпывающий перечень обязанностей граждан в сфере охраны здоровья, включение Исполнителем в указанные выше пункты Договора обязанностей для (Заказчика) Пациента ущемляет права потребителя, что в свою очередь, является нарушением положений ст. 16 Закона № 2300-1.

п.п. 3.2.11 договора, которым на потребителя возложена обязанность «предоставить Исполнителю согласие на обработку своих персональных данных по форме установленной Исполнителем»;

п.п.  3.3.5 договора «В течение всего срока действия Договора, а по его истечении — в течение срока, установленного законодательством РФ, обрабатывать следующие персональные данные Заказчика и Пациента — Ф.И.О., пол и дата рождения, адрес места жительства, биометрические и паспортные данные, реквизиты полиса ОМС (ДМС), страховой номер индивидуального лицевого счета в Пенсионном фонде России (СНИЛС), данные о состоянии здоровья, в случаях обращения за медицинской помощью в медико-профилактических целях, в целях установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг, а также в целях улучшения качества обслуживания пациентов, ведения учета и систематизации оказанных услуг, проведения маркетинговых программ, статистических исследований, следующими способами: получение, ввод, сбор, систематизация, накопление персональных данных, хранение, удаление персональных данных (в электронном виде и на бумажном носителе); обновление, изменение персональных данных; использование персональных данных в связи с оказываемыми услугами; передача персональных данных субъекта в порядке, предусмотренном законодательством РФ, передача по внутренней сети и во внешние организации на бумажном и машинных носителях, а также по незащищенным каналам связи»;

п.п. 8.10 договора «Подписывая настоящий Договор, Заказчик дает согласие на обработку своих персональных данных согласно условиям п. 3.3.5 Договора и на получение информации об услугах Исполнителя по электронной почте и телефону на указанный мною выше номер телефона и адрес электронной почты.

При буквальном прочтении указанных пунктов договора следует, что заказчик (пациент) обязан безоговорочно дать свое согласие на обработку персональных данных, а исполнитель осуществляет обработку персональных данных.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе.

Согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным.

При этом, необходимо учитывать, что форма согласия на обработку персональных данных является неотъемлемой частью договора, которая также как и договор разработана исполнителем.

Таким образом, заказчик, пациент (потребитель) должен свободно и по своей воле дать согласие на обработку персональных данных, а не в обязательном порядке при подписании, как договора присоединения, так и согласия на обработку персональных данных, в разработке условий которых он (потребитель) не участвовал.

Используя вышеназванные персональные данные пациента, исполнитель снимает с себя обязанность по сохранению врачебной тайны в соответствии с положениями (пп. 4 ч. 2 ст. 10 Закона № 152-ФЗ, пп. 2 ч. 2 ст. 73 Закона № 323-ФЗ).

П. п. 3.3.1 договора, согласно которого Исполнитель наделил себя правом «самостоятельно определять объем исследований и необходимых действий, направленных на установление верного диагноза и оказание медицинской услуги Пациенту», что свидетельствует о том, что Исполнитель оставил за собой право оказать потребителю услуги, фактический объем которых не соответствует условиям Договора, т.е. может быть как больше так и меньше объема, предусмотренного Договором, что является нарушением права потребителя на свободный выбор услуги и не исключает возможности навязывания дополнительных платных услуг без согласия потребителя (пункты 2, 3 ст. 16 Закона РФ № 2300-1), и нарушает п. 20 Правил № 1006, где прямо говорится, что в случае если при предоставлении платных медицинских услуг требуется предоставление на возмездной основе дополнительных медицинских услуг, не предусмотренных договором, исполнитель обязан предупредить об этом потребителя (заказчика).

Без согласия потребителя (заказчика) исполнитель не вправе предоставлять дополнительные медицинские услуги на возмездной основе.

В соответствии со ст. 452 ГК РФ все изменения в договор должны вноситься в той же форме, что и основной договор, а ввиду того, Договор с потребителем заключен в письменной форме то и все изменения в договор, в том числе на оказание дополнительных платных медицинских услуг должны быть в письменной форме.

Таким образом, в пункт договора включены условия ущемляющие права потребителя, что является нарушением положений ст. 16 Закона № 2300-1.

П.п. 3.3.2 договора, в части закрепления за Исполнителем права «отказать в оказании медицинских услуг…, если у Пациента имеются острые инфекционные заболевания, если Пациент находится в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, а также в случаях, указанных в локальных актах Исполнителя и/или дополнительном приложении (при его наличии)»; (в выделенной части);

п.п. 3.3.3 Договора, которым предусмотрено право Исполнителя «Приостановить оказание/не приступать к оказанию Пациенту медицинских услуг по настоящему Договору в случае нарушения Заказчиком положений главы 4 настоящего Договора, а равно в случаях, указанных в Приложении и дополнительных приложениях (при наличии)»; (в выделенной части);

п.п. 8.6. Договора в части «Медицинские услуги не оказываются, если …, а равно в случаях, указанных в Приложении и дополнительном приложении (при его наличии)» (в выделенной части).

В соответствии со ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Согласно ч. 1 ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, и устанавливающий его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).

Лицо, осуществляющее предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим лицом в отношении заключения публичного договора, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами.

Согласно ст. 4 ФЗ № 323 основными принципами охраны здоровья является, в том числе недопустимость отказа в оказании медицинской помощи. При этом, ст. 11 ФЗ № 323 установлено, что в случае отказа в медицинской помощи медицинские организации и медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Более того, ст. 19 ФЗ № 323 установлено, что каждый имеет право на медицинскую помощь. Согласно п. 4 ст. 32 ФЗ № 323 формами оказания медицинской помощи являются:

экстренная — медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента;

неотложная — медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний без явных признаков угрозы жизни пациента;

плановая — медицинская помощь, которая оказывается при проведении профилактических мероприятий, при заболеваниях и состояниях, не сопровождающихся угрозой жизни пациента, не требующих экстренной и неотложной медицинской помощи, и отсрочка оказания которой на определенное время не повлечет за собой ухудшение состояния пациента, угрозу его жизни и здоровью.

Согласно п. 2 ст. 11 ФЗ № 323 медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией и медицинским работником гражданину безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не допускается.

Кроме того, указанные пункты ущемляют право потребителей в части одностороннего расторжения договора по сравнению со ст. 309 ГК РФ, согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Таким образом, указанные условия договора при их буквальном толковании свидетельствуют  о возможности исполнителя в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора по основаниям,  не установленным законодательством РФ.

Указанный пункт договоров нарушает права потребителей, по сравнению с нормой ст. 450 ГК РФ, в соответствии с которой расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии со ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Кроме того, в соответствии со ст. 84 ФЗ № 323 граждане имеют право на получение платных медицинских услуг.

Порядок и условия предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг пациентам регулируются Правилами предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных Постановлением Правительства от 04.10.2012 № 1006, где нет прямого указания на право расторжения исполнителем договора в одностороннем порядке.

Таким образом, указанные пункты договоров помимо норм ГК РФ, ущемляют права потребителей в части одностороннего расторжения договора по сравнению с Правилами.

Помимо этого, пунктами 3.3.2, 3.3.3, 8.6. договора в части указания о том, что Исполнитель наделил себя правом отказать Заказчику/Пациенту в оказании медицинских услуг «в случаях указанных в локальных актах Исполнителя и /или дополнительном приложении», … «в случаях указанных в Приложении и дополнительных приложениях (при наличии)» соответственно ущемляются права потребителя на расторжение договора по сравнению со ст. 426 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которым договор оказания медицинских услуг является публичным и отказ лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается.

Кроме того, условие п.п. 3.3.3 договора устанавливающее, что Исполнитель имеет право «не оказывать Услугу Заказчику/Пациенту в случае неуплаты стоимости Услуги» нарушает права потребителя по сравнению с правилами, установленными действующим законодательством РФ. Так, при его буквальном прочтении предусматривающем право Исполнителя отказаться от исполнения обязательств, ущемляет права потребителей по сравнению с правилами, установленными действующим законодательством РФ.

Так, главой 23 «Обеспечение исполнения обязательств» ГК РФ предусмотрены способы и механизмы обеспечения исполнения обязательств, такой способ как отказ от оказания услуги (отказ от исполнения договора в одностороннем порядке) указанными нормами Гражданского кодекса РФ не предусмотрен.

Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Таким образом, поскольку Гражданский кодекс РФ, иные нормативно-правовые акты РФ, не предусматривают односторонний отказ от исполнения обязательства, в качестве меры по обеспечению его исполнения, указанное условие договора нарушает права потребителя по сравнению с правилами, установленными гл. 23 ГК РФ.

Кроме того, согласно ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне,  не осуществляющей  предпринимательской деятельности, за

исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

При этом норма права, предусматривающая возможность отказа от исполнения обязательства исполнителем в отношениях с потребителем (физическим лицом) отсутствует, в том числе в ФЗ № 323, Правилах предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утв. постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006.

Таким образом, в пункт договора включены условия ущемляющие права потребителя, что является нарушением положений ст. 16 Закона № 2300-1.

П.п. 3.3.4. договора «Исполнитель вправе с целью выполнения обязательств по настоящему Договору привлекать третьих лиц, которые имеют все предусмотренные законодательством Российской Федерации разрешения».

При буквальном прочтении указанного пункта следует, что Исполнитель оставил за собой право привлекать третьих лиц для исполнения обязательств Заказчика/Пациента по Договору, тем самым Исполнитель нарушил право потребителя на выбор врача, предусмотренное ст. 21 ФЗ № 323.

В соответствии с пп. 14, 17 Правил 1006 исполнитель предоставляет пациенту (потребителю) информацию о конкретном медицинском работнике, предоставляющем соответствующую платную медицинскую услугу (его профессиональном образовании и квалификации); наименование и фирменное наименование (если имеется) медицинской организации — юридического лица, адрес места нахождения, данные документа, подтверждающего факт внесения сведений о юридическом лице в Единый государственный реестр юридических лиц, с указанием органа, осуществившего государственную регистрацию; фамилия, имя и отчество (если имеется) индивидуального предпринимателя, адрес места жительства и адрес места осуществления медицинской деятельности, данные документа, подтверждающего факт внесения сведений об индивидуальном предпринимателе в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей, с указанием органа, осуществившего государственную регистрацию; номер лицензии на осуществление медицинской деятельности, дата ее регистрации с указанием перечня работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность медицинской организации в соответствии с лицензией, наименование, адрес места нахождения и телефон выдавшего ее лицензирующего органа и т.д.

Указанные договор не содержит в себе сведения о том, что привлекая третьих лиц,  будет обеспечено предоставление полной и достоверной информации о лице, фактически оказывающим услугу.

Таким образом, включение в договор указанного условия ущемляет права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в соответствии со ст. 16 Закона РФ № 2300-1.

П.п. 3.3.6 договора: «В случае предоставления экстренной медицинской помощи Пациенту (инфаркт, инсульт, нарушение сердечного ритма и т.д.) Исполнитель без согласования с Заказчиком принимает на себя все необходимые меры для оказания .медицинской помощи» — свидетельствует о том, что исполнитель оставил за собой право оказать потребителю услуги, фактический объем которых не соответствует условиям договоров, т.е. может быть больше, либо меньше объема, предусмотренного договорами, что является нарушением права потребителя на свободный выбор услуги и не исключает возможности навязывания дополнительных платных услуг без согласия потребителя (пункты 2, 3 ст. 16 Закона РФ № 2300-1) и нарушает п. 20 Правил № 1006, где прямо указано, что в случае если при предоставлении платных медицинских услуг требуется предоставление  на возмездной основе дополнительных медицинских услуг,  не предусмотренных договором, исполнитель обязан предупредить об этом потребителя  (заказчика).

Без согласия потребителя (заказчика) исполнитель не вправе предоставлять дополнительные медицинские услуги на возмездной основе.

Также данный пункт договора нарушает права потребителей, по сравнению с нормой ст.450 ГК РФ, в соответствии с которой расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии со ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Кроме того, из буквального толкования пункта 3.3.6 договора следует, что поскольку договор, заключенный между Исполнителем и Заказчиком/Пациентом является Договором возмездного оказания услуг и в условиях отсутствия указаний на иное правило в рассматриваемом случае (прямое указание на безвозмездность оказания медицинских услуг), то в случае предоставления Исполнителем экстренной медицинской помощи Пациенту данная помощь будет оказана Пациенту (потребителю) платно, что противоречит положениям ч. 10 ст. 83 ФЗ № 323.

Раздел 6.1. Ответственность Исполнителя: п.п. 6.1.3. Договора «Исполнитель освобождается от ответственности за неоказание и/или ненадлежащее оказание медицинских услуг по настоящему Договору, если Заказчик/Пациент нарушают требования настоящего Договора, а равно в случаях приостановления оказания услуг, в том числе в случаях, предусмотренных Программой и дополнительным приложением (при его наличии), или прекращения оказания услуг по инициативе Заказчика/Пациента в случаях, когда проводимое Исполнителем лечение не закончено»;

п.п. 6.1.4. договора «Исполнитель не несет ответственности в случаях несоблюдения Пациентом врачебных назначений по лечению и при совершении Пациентом иных неправомерных действий»;

Раздел 6.2.Ответственность Заказчика:

п.п. 6.2.3. «За выполнение/невыполнение Пациентом всех требований и рекомендаций персонала Исполнителя, в том числе за соблюдение/несоблюдение указаний Исполнителя, предписанных на период после оказания медицинской услуги»;

п.п. 6.3. «Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей Пациентом, повлекшее ухудшение качества оказанной медицинской услуги, соответственно снимает ответственность с Исполнителя за качество медицинских услуг».

Указанные выше пункты договора ущемляют право потребителя на компенсацию ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением обязательств, по сравнению со статьей 401 ГК РФ, в соответствии с которой лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.  Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Данным пунктом договора исполнитель снимает с себя ответственность за результат оказания услуги в любом случае, в том числе при исполнении обязательства (услуги) ненадлежащим образом, то есть имеет место попытка немотивированного уклонения от ответственности, а так же существенно ограничивает права потребителя на возмещение ущерба.

В соответствии со ст. 14 Закона РФ № 2300-1 вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков работы, (услуги), подлежит возмещению в полном объеме. Право требовать возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков работы (услуги), признается за любым потерпевшим независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет. Вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению исполнителем. Исполнитель несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг, независимо от того, позволял уровень научных и технических знаний выявить их особые свойства или нет. Исполнитель освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования работы, (услуги).

П.п. 6.1.5 договора «Подтверждением факта оказания медицинских услуг является
медицинская документация Исполнителя».

Согласно п. 25 Правил № 1006 исполнителем после исполнения договора выдаются потребителю (законному представителю потребителя) медицинские документы (копии медицинских документов, выписки из медицинских документов), отражающие состояние его здоровья после получения платных медицинских услуг.

Таким образом, исполнитель после оказания медицинских услуг заказчику (пациенту) выдает не медицинскую документацию, а медицинские документы, отражающие состояние здоровья пациента после получения платных медицинских услуг.

Медицинская документация — это документы установленной формы, предназначенные для регистрации результатов лечебных, диагностических, профилактических, реабилитационных, санитарно-гигиенических и других мероприятий. Она позволяет обобщать и анализировать данную информацию. Медицинская документация является учетной и отчетной, её держателем выступают медицинские учреждения, следовательно, врачи медицинских учреждений несут ответственность за неправильное оформление соответствующих документов.

Медицинская            карта — медицинский документ,  в котором лечащими врачами ведётся запись истории болезни пациента и назначаемого ему лечения. Медицинская карта амбулаторного больного является основным медицинским документом пациента, проходящего обследование и лечение в амбулаторно-поликлинических условиях. Она заполняется на каждого больного при первом обращении за медицинской помощью в ЛПУ.

Правилами № 1006 установлен специальный термин «медицинские документы» подразумевающий предоставление выписок, сведений о состоянии пациента. Это более узкое понятие, чем медицинская документация.

П.п. 6.4 договора «Заказчик обязан возместить в полном объеме все возможные убытки, которые были причинены исполнителю и/или третьим лицам, возникшие в результате действия/бездействия Заказчика».

Согласно ч. 1 ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Пунктом 16 Правил № 1006 предусмотрено, что договор заключается потребителем (заказчиком) и исполнителем в письменной форме.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Таким образом, учитывая, что договор заключается между потребителем  (Заказчиком/Пациентом) и Исполнителем, т.е. является двусторонним, то указание в п.п. 6.4. Договора о возмещении Заказчиком убытков третьим лицам является ущемляющим права потребителя.

Кроме того, Исполнитель необоснованно возложил на Заказчика обязанность по безоговорочному возмещению Исполнителю убытков в полном объеме, без учета положений ч. 2 ст. 1064 ГК РФ, а также ст. 49 Конституции Российской Федерации, которой установлено, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В связи с изложенным, условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в соответствии со ст. 16 Закона РФ № 2300-1 признаются недействительными.

П.п. 6.5. договора «По соглашению Сторон по денежному обязательству любой из Сторон настоящего договора, предусмотренные ст. 317.1 Гражданского кодекса РФ, не начисляются и не подлежат оплате».

В соответствии с ч.1 ст. 395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

При этом, согласно п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» при просрочке уплаты суммы основного долга на эту сумму подлежат начислению как проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами (например, проценты, установленные пунктом 1 статьи 317.1, статьями 809, 823 ГК РФ), так и проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности (например, проценты, установленные статьей 395 ГК РФ).

Таким образом, включение в договор указанного условия ущемляет права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в соответствии со ст. 16 Закона РФ № 2300-1.

Раздел 7. Порядок разрешения споров:

п.п. 7.1. договора «Все споры, возникающие при выполнении настоящего  Договора, разрешаются путем переговоров. В случае невозможности урегулирования спора в досудебном порядке, все неурегулированные вопросы подлежат разрешению в судебном порядке»;

п.п. 7.2. договора «Досудебный претензионный порядок рассмотрения споров обязателен, срок для рассмотрения претензии составляет 10 (десять) календарных дней с даты ее получения».

Указанные пункты договора противоречат положениям гражданского законодательства РФ, так как исполнитель обязывает потребителя к соблюдению обязательного досудебного порядка урегулирования спора (путем направления претензии), который не предусмотрен законом, тем самым лишая потребителя возможности подачи искового заявления, в суд, минуя дополнительную процедуру установленную исполнителем. Правила соблюдения процедур (процессуальные правила) для обращения в суд не могут устанавливаться договором. Обязательный досудебный порядок урегулирования спора установлен законодателем для потребителей исключительно в сфере связи и перевозок (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Раздел 8. Заключительные положения:

п.п. 8.2. договора «… В случае расторжения настоящего Договора по инициативе Заказчика, датой расторжения Договора не может быть дата ранее даты приема письменного заявления Заказчика Исполнителем».

При буквальном прочтении указанного пункта следует, что датой расторжения  договора является дата приема письменного заявления заказчика исполнителем.

Согласно ст. 32 Закона РФ потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Таким образом, исполнитель нарушил право потребителя на расторжение договора в любое время.

п.п. 8.3. договора «В случае досрочного прекращения настоящего Договора по инициативе Заказчика, сумма денежных средств, подлежащая возврату Заказчику, исчисляется с учетом фактически оказанных Заказчику услуг в соответствии с ценами указанными в Прейскуранте».

Согласно ст. 781 ГК РФ в случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

Статьей 32 Закона РФ № 2300-1 предусмотрено, что потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору. При этом понятия стоимость выполненных услуг и фактически понесенные расходы не являются тождественными. Это следует из анализа ст. ст. 247, 320, 346 Налогового кодекса Российской Федерации, где стоимость услуг определена как цена, за которую продана услуга, при этом стоимость помимо прочего (издержек) включает в себя определенную норму прибыли, таким образом, стоимость выполненных услуг не равна фактически понесенным расходам, соответственно на потребителя возлагается обязанность по возмещению нормы прибыли входящую в стоимость.

Таким образом, согласно ст. 16 Закона № 2300-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

П.п. 8.5. договора «Настоящим Заказчик подтверждает, что до подписания настоящего Договора он ознакомлен с условиями оказания медицинских услуг, а равно с перечнем, стоимостью медицинских услуг в соответствии с утвержденным исполнителем Прейскурантом, размещенном на информационном стенде в медицинском центре Исполнителя, а равной с иной необходимой информацией»;

п.п. 8.7. договора «Заказчик настоящим подтверждает, что он ознакомился и согласен с правилами и условиями медицинского обслуживания в медицинской организации исполнителя и обязуется соблюдать га, обеспечить их соблюдения Пациентом, и что он уведомлен о том, что несоблюдение указаний (рекомендаций) Исполнителя, в том числе назначенного режима лечения, могут снизить качество предоставляемой платной медицинской услуги,   повлечь   за   собой невозможность   ее  завершения   в   срок   или отрицательно сказаться на состоянии здоровья Пациента»

При буквальном прочтении указанных пунктов договора следует, что заказчик ознакомлен по умолчанию с правилами и условиями оказания медицинских услуг, а равно с перечнем, стоимостью медицинских услуг утвержденных прейскурантом и иной необходимой информацией. При этом, указанный договор не содержит приложений в виде копий указанных документов, а равно не содержит отсылок на иные источники информации в виде сайта медицинского учреждения в Информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», где размещены указанные выше документы.

Таким образом, пункты содержат констатацию неустановленного факта, а подпись заказчика (пациента) в п.п. 8.5, 8.7 договора отсутствует.

В соответствии со ст. 428 ГК РФ договор является типовым, публичным договором присоединения, в разработке условий которого потребитель не принимает участия.

Таким образом, исполнитель, включив такие условия в договор, снял с себя обязанность по ознакомлению с правилами и условиями оказания медицинских услуг заказчику (пациенту) медицинским учреждением, что ущемляет право потребителя на надлежащее исполнение обязанностей контрагента по договору.

Согласно положению статьи 16 Закона РФ № 2300-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

При совершении указанного правонарушения у ООО «МЕДИЦИНА АЛЬФАСТРАХОВАНИЯ», имелась возможность для соблюдения требований законодательства в сфере защиты прав потребителей, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Включение в договор условий, ущемляющих права потребителя ст.ст. 12,14,16,32
Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», ст.ст. 309, 310, 395, 401,
420, 422, 426, 428, 450, 452, 781,1064 Гражданского Кодекса РФ, ст.ст. 2, 4, 19, 21, 27, 83,
84 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в
Российской Федерации», п.п. 16, 17, 20,25 Правил предоставления медицинскими
организациями платных медицинских услуг, утвержденных постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006, образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч.2 ст.14.8КоАПРФ.

В соответствии с частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых данным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Доказательств, подтверждающих, что общество предприняло все зависящие от него меры по надлежащему исполнению требований действующего законодательства и недопущению совершения административного правонарушения, чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств, исключающих возможность соблюдения действующих норм и правил, нарушение которых послужило основанием для привлечения к административной ответственности, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к верному выводу о наличии в деянии заявителя состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Арбитражный апелляционный суд, оценив доказательств по делу в совокупности, полагает, что обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы – установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Заявителем жалобы не представлены в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы заявителя, изложенные в апелляционной  жалобе, не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта.

Все доводы заявителя апелляционной жалобы проверены судом апелляционной инстанции, признаются несостоятельными и не подлежащими удовлетворению, поскольку не опровергают законности принятого по делу судебного акта и основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, обстоятельств дела. 

Решение суда законно и обоснованно.

Руководствуясь ч. 3 ст. 229, ст.ст. 266, 268, 269, 271, 2721 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

 

                                                                                                          ПОСТАНОВИЛ:

 

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 09.04.2018 по делу № А40-28478/18 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.   

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Судья:                                                                                                Л.Г. Яковлева  

START TYPING AND PRESS ENTER TO SEARCH